Тренер Самсонова: · Настольный теннис в России

Есть ли отличия в том, как именно тестируют инвентарь девушки? Их оценки напоминают мужские, расходятся? Спросите у Инги и Стеллы... Девушки-эксперты тестируют инвентарь Stiga, Joola, Tibhar и Donic.
/Подробнее/


tabletennis.hobby.ru

 ПОИCК:

Детали

25 марта 2005
Китайское напоминание: мировых звезд настольного тенниса нельзя игнорировать

17 марта 2005
Джеки Чан поздравил первую ракетку мира по настольному теннису с премией "Оскар"

10 января 2005
Рассердить Шерару… - Китайские спортсмены организовано покинули казармы

01 января 2005
Сюрприз под Рождество - В интернете заработал новый сайт ФНТР

13 декабря 2004
Гранд-финал ITTF pro tour (9-12 декабря 2004 года, Пекин, Китай)

29 ноября 2004
Когда молчат СМИ... - Итоги ITTF pro tour Eurosib Saint Petersburg Open, 25-28 ноября 2004 года

01 ноября 2004
Отсутствие симптомов к выздоровлению на женском Кубке мира тоже является симптомом

30 сентября 2004
Олимпийские и Паралимпийские игры 2004 года

28 июля 2004
Юношеский чемпионат Европы 2004 года

22 марта 2004
Командный чемпионат мира по настольному теннису в Катаре

15 марта 2004
Альтернатива - У российского настольного тенниса теперь два журнала

Занимательные картинки

01 июля 2002
Смирнов хочет в Америку - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 3)

27 июня 2002
Три части эпилога - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 2)

26 июня 2002
Полтора часа картинок - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 1)

Тренер Самсонова:

"Жизнь в арабской стране научила меня терпению"

Катар - это маленькое княжество на Аравийском полуострове, совсем рядышком с Персидским заливом. Можно уточнить - идете на северо-восток Африки, пересекаете Красное море, минуете наискосок Аравийский полуостров, упираетесь в маленькую полупустыню с редкими оазисами на берегу Персидского залива. Это и есть Катар. Столица - у самой воды. Называется - Доха.

Но Александр Петкевича там уже нет. Он вернулся на родину и рассказал корреспонденту "Белорусской деловой газеты" о том, как умеют играть в настольный теннис местные жители.

Для нас этот рассказ важен еще и потому, что в 2004 году Катар принимает командный чемпионат мира.

Григорий Давыдов.
20.06.2001 г.

* * *

Петкевич - в Катаре и Беларуси

Знаменитый тренер не меняет своих принципов в любой стране, на любой должности

Александр Петкевич - один из самых талантливых белорусских тренеров и самых ярких личностей в белорусском спорте.

В 1983 году к молодому наставнику пришел 7-летний Вова Самсонов. Полтора десятилетия самоотверженного труда тренера и ученика привели Самсонова в элиту мирового настольного тенниса, на вершину европейского пьедестала.

Недавно Александр Николаевич вернулся из Катара, где 4 года работал со сборными командами этого небольшого арабского государства. По возвращении он принял руководство Центром олимпийской подготовки по теннису и настольному теннису.

- Какой след в вашей жизни оставил Катар?

- В профессиональном отношении многое дало общение с коллегами из других стран. Югослав Деян Папич, венгр Ференц Фишер, китаец Юн, кореец Парк - специалисты высокого класса. Я изучал стиль и методы их работы.

Жизнь в арабской стране научила меня терпению. Там все делается медленно, как бы нехотя, в последний момент. К примеру, на подготовку и отправку официального письма вместо нескольких часов уходит несколько недель. Чтобы решить какой-то вопрос, нужно позвонить 5–6 раз.

Сначала я на это бурно реагировал, привык, что у нас и в Германии все четко и оперативно. Но катарцы очень требовательны и пунктуальны, когда дело касается их нужд. Свои интересы они блюдут неукоснительно.

За эти 4 года я значительно улучшил свой английский. Не могу сказать, что знаю его в совершенстве. Но и катарцы далеко не блестяще им владеют. Я говорил лучше многих сотрудников федерации.

- Арабский менталитет отражался на тренировках?

- Специфика работы с катарскими детьми в том, что они тренируются не так часто как наши. Поскольку членами сборных команд являются школьники и студенты, ритмичные напряженные тренировки в течение учебного года практически невозможны. Ради спорта учебой никто не пожертвует. Целенаправленно тренироваться можно только летом, в каникулярное время.

Честно говоря, первые 3–4 месяца пребывал в растерянности, не понимал, как работать. С трудом удалось убедить руководителей федерации настольного тенниса в том, что я приехал не просто получать деньги, но и приносить определенную пользу.

- Есть ли разница в отношении катарских и белорусских ребят к спорту?

- Существенная. Поначалу опоздания на тренировки на 30–40 минут были в порядке вещей, как и пропуски тренировок из-за усталости.

Мы с Папичем предложили руководству федерации стимулировать тех, кто относится к тренировкам добросовестно - платить тренировочные, премиальные. Все они - дети богатых родителей, у всех машины, кредитные карточки. Суммой в 200–300 долларов их не удивишь. Цифры были побольше. Мы старались привлекать прессу, телевидение, чтобы отмечать лучших. В такой маленькой стране, как Катар, фото в газетах, телеинтервью сразу создают человеку определенный имидж. В конце концов удалось изменить ситуацию к лучшему.

- Каких спортивных результатов удалось достичь?

- Три года я работал с кадетской и юниорской сборными. Это сразу 10 детей - для одного много. Чтобы они не варились в собственном соку, приглашал спарринг-партнеров. А в летнее время, когда там стоит 50-градусная жара, мы выезжали в Венгрию, Германию или Беларусь, чтобы уйти из этого пекла и сменить обстановку.

Не могу сказать, чтобы я был очень доволен результатами работы с юниорами, но одного сильного защитника удалось вырастить. Джасим Алсуэти вскоре вошел и в национальную команду. По отношению к тренировкам он от белорусских ребят не отличался. Очень верил в меня, ловил каждое слово. В Минске ему помог наш известный мастер защитного стиля Евгений Щетинин. Джасим схватывал все на лету. Я возил его на Всемирные юношеские игры в Москву, он там обыгрывал датчан, голландцев.

Команда моих юниоров заняла на чемпионате Арабских стран 4-е место, хотя могла получить и серебро - в группе мы обыграли всех. Прежде Катар выше 13-го места не поднимался.

На чемпионате стран Персидского залива мои подопечные завоевали 3 золотые медали.

Последний год я был главным тренером всех сборных команд. На чемпионате Арабских стран мужская сборная заняла 2-е место. Мы проиграли финал египтянам, хотя в группе их обыграли. А Египет до этого 12 лет никому не проигрывал! И это при том, что играли без Алсуэти, которому нужно было срочно уезжать в колледж.

- В олимпийских протоколах мелькал теннисист из Катара...

- Это любопытная история. Хамад Аль-Хамади до этого 3 года ничего не выигрывал. Талантливый парень, но у него были проблемы с тренером, с федерацией, 6 месяцев он практически не тренировался. Чтобы создать ему мотивацию, убедил руководство федерации в том, что мне нужно свозить Хамада на Открытый чемпионат Германии. Там я познакомил его с Самсоновым, Росскопфом, они вместе тренировались. Хамад был в восторге: сильнейшие теннисисты мира относятся к нему столь уважительно! Это послужило для него психологическим толчком. За два с половиной месяца удалось подготовить его так, что он выиграл единственную олимпийскую путевку от Восточно-Азиатского региона.

На Олимпиаде Хамад проиграл в групповом турнире, но белой вороной не выглядел. Руководители Олимпийского комитета и федерации настольного тенниса Катара остались очень довольны его игрой. Ведь он почти на равных играл с китайцем из числа 50 лучших теннисистов мира. Их впечатлили также итоги Арабского чемпионата, о котором я уже говорил. Уезжая из Катара, я и сам почувствовал, что не просто зарабатывал там деньги, но кое-что успел сделать.

- Удивительно, но, работая в Катаре, вы не теряли связи и с нашей сборной, благо ее возглавляет ваша жена Татьяна Григорьевна, и по-прежнему опекали Самсонова. Катарские ребята приезжали с вами в Минск, белорусы участвовали в открытом чемпионате Катара...

- Первые три года я очень часто выезжал на крупнейшие турниры с участием Самсонова. После этого хотел уехать домой, чтобы поработать с ним перед Олимпиадой. Но нам не удалось договориться. Прекратить работу в Катаре без финансовых потерь было невозможно. Я подписал новый контракт, причем теперь в мое распоряжение, кроме кадетов и юниоров, перешла и взрослая сборная. График работы стал намного напряженнее и у меня не осталось времени на белорусов.

- Вы вернулись и сразу приняли теннисный центр?

- Не совсем так. Когда вернулся, стал ходить на работу и утром, и вечером, независимо от того, получаю я зарплату или нет. Съездил с мужской командой на матч Евролиги в Польшу. Тогда вопрос о моем утверждении директором теннисного центра еще был в стадии рассмотрения. Я спросил у замминистра, смогу ли я в новой должности уделять время и сборной команде? Он ответил, что смогу, но уже в меньшей степени.

- Директор центра и тренер сборной - разные ипостаси...

- Теннисный центр - это, в первую очередь, большой коллектив (92 человека), различные объекты - закрытые и открытые корты, сауна, бар, гараж, парковка. Никогда прежде с этим не сталкивался, поэтому нужно было во все вникать самому.

Пришлось испытать на себе особенности бюджетного финансирования. Скажем, теннисный центр имеет бюджет 100 тысяч долларов в год, но он весь расписан по статьям. Чтобы перебросить средства из одной статьи в другую, нужно разрешение не только Минспорта, но и Минфина. Почему? Нигде в мире этого нет. Или еще: мы вроде бы имеем на счету деньги, но в то же время их не имеем, потому что есть казначейство, через которое они проходят. Очень сложно спланировать расходы на год вперед, для этого нужен штат сильных экономистов. А ведь есть еще и перспективное планирование.

Возможно, предстоит перекраивать штатное расписание, с кем-то расстаться, как это уже произошло с главным инженером.

- А как же тренерская работа?

- Для тренерства остается немного времени, в основном по вечерам. На главные соревнования года я буду выезжать с командой. С удовольствием могу сообщить, что на днях мы вернулись из Швеции, где в чемпионате Евролиги обыграли очень сильную команду хозяев - 3:1, причем Володя Самсонов выиграл ключевой поединок у чемпиона Европы Петера Карлссона. А девчата победили итальянок, и тоже в гостях - 3:2.

- Судя по всему, у вас в семье не существует проблемы должностей. Не устаете от того, что и дома приходится обсуждать теннисные проблемы?

- Мы действительно не задумываемся, кто из нас на какой должности. Татьяна не считает для себя зазорным что-то спросить, я подсказываю какие-то нюансы. Если я с чем-то не справляюсь, прошу: «Дай совет, пожалуйста!» Думаю, мы дополняем друг друга. Если день прошел нормально, мы можем и дома обсуждать профессиональные проблемы. Но когда накапливается усталость, разговоры о работе дома могут раздражать.

- Какие задачи стоят перед теннисным центром в спортивном и хозяйственном отношении?

- Главная цель - готовить высококлассных спортсменов, но иногда она отходит на второй план, потому что надо и денежки зарабатывать, обслуживать население и высокопоставленных лиц. Ни для кого не секрет, что к нам приходят играть члены правительства, высшие чины Генпрокуратуры, МИД. Мы должны им предоставить полный перечень услуг: это и сауна, и корты, и в баре должен быть хороший ассортимент и качественная пища, и туалет должен соответствовать всем нормам и обслуживающий персонал должен быть грамотным, опрятно одетым. Этот теннисный центр - единственный в республике, он отражает лицо нашей страны. У нас проходит множество соревнований высокого уровня: матчи Кубка Дэвиса, Кубка Федераций, Евролиги, международные турниры. Выросли спортсмены мирового и европейского класса - Зверева, Мирный, Волчков, Барабанщикова, сейчас подошли Пучек и Островская, появилось много талантливой молодежи.

Само собой напрашивается расширение базы. Пока стараемся залатать имеющиеся дыры. Нужно сменить освещение, ибо то, которое есть, недостаточно: люминесцентные лампы со слабым световым эффектом, но с большим потреблением энергии. «Филипс» предлагает установить более мощные светильники с эффектом энергосбережения на 30 процентов.

Покрытие закрытых кортов изнашивается, его гарантийный срок давно истек. Замена покрытия требует больших средств. Один корт стоит 13-16 тысяч долларов, а кортов - 4. Мы имеем 7 открытых грунтовых кортов, они также требуют ремонта. Однако приступить к нему можно будет лишь тогда, когда вступит в строй теннисный стадион.

Есть 6 открытых кортов с искусственным покрытием «Суперграс». Они постепенно приходят в негодность, видимо, из-за того, что при их сооружении была нарушена технология укладки подстилающего асфальта, который сейчас начал трескаться, а «трава» вслед за этим - рваться. И здесь покрытие старое, требует замены. Но стоимость одного такого корта - 16-17 тысяч долларов. Где взять такие деньги?!

Зал настольного тенниса, даже если сделать его «конфеткой», не отвечает современным требованиям. Попытаемся заменить там потолок и улучшить освещение.

Но главная проблема связана со строительством открытого теннисного стадиона, которое ведется рядом с Дворцом тенниса. Освоено только 30 процентов капиталовложений. Инвестиционная программа на 2001 год предусматривает вложение только 3 процентов средств от необходимого. Это фактически означает замораживание строительства. То, что уже построено, будет разрушаться. Снег, дождь, морозы взрывают кирпич. Мне это непонятно.

В каждой стране есть открытый теннисный стадион. Это сооружение рентабельное и обещает окупить затраты за короткое время. На стадионе должно быть 10 кортов, из них 6 грунтовых, 4 - с покрытием «Хард», которое сейчас наиболее популярно. Предусмотрены трибуны на несколько тысяч зрителей.

Еще одно необходимое условие - создать рабочий тренерский коллектив. Настольный теннис нуждается в притоке свежих тренерских кадров.

В большом теннисе все сложнее. Здесь сплошные проблемы: как распределить время на кортах, как закрепить тренеров за определенными спортсменами?

Если в настольном теннисе тренеры работают коллегиально, «на один котел», то в большом теннисе наоборот.

- Возможно, решению материальных проблем помогло бы принятие закона о льготном налогообложении инвестиций в спорт?

- При самой заботливой помощи государства мы можем вырастить только спортсменов-середняков. Без систематического участия в международных турнирах прогресс невозможен. На раскрутку одного талантливого теннисиста 14-ти–17-ти лет требуется минимум 25–30 тысяч долларов в год. Сейчас игроки и их родители вынуждены сами искать себе спонсоров. Если бы государство путем принятия подобного закона способствовало их поиску, то через некоторое время логично было бы требовать от уже известных, хорошо обеспеченных мастеров определенной компенсации государству. Считаю, что принятие такого закона было бы логичным и эффективным шагом.

Борис Тасман.
"Белорусская деловая газета"
02.02.2001 г.

Узнать больше


Российский портал о настольном теннисе - RUSTT.ru
Rambler's Top100
Rambler's Top100