Вторая волна Анатолия Амелина... · Настольный теннис в России

Есть ли отличия в том, как именно тестируют инвентарь девушки? Их оценки напоминают мужские, расходятся? Спросите у Инги и Стеллы... Девушки-эксперты тестируют инвентарь Stiga, Joola, Tibhar и Donic.
/Подробнее/


tabletennis.hobby.ru

 ПОИCК:

Детали

25 марта 2005
Китайское напоминание: мировых звезд настольного тенниса нельзя игнорировать

17 марта 2005
Джеки Чан поздравил первую ракетку мира по настольному теннису с премией "Оскар"

10 января 2005
Рассердить Шерару… - Китайские спортсмены организовано покинули казармы

01 января 2005
Сюрприз под Рождество - В интернете заработал новый сайт ФНТР

13 декабря 2004
Гранд-финал ITTF pro tour (9-12 декабря 2004 года, Пекин, Китай)

29 ноября 2004
Когда молчат СМИ... - Итоги ITTF pro tour Eurosib Saint Petersburg Open, 25-28 ноября 2004 года

01 ноября 2004
Отсутствие симптомов к выздоровлению на женском Кубке мира тоже является симптомом

30 сентября 2004
Олимпийские и Паралимпийские игры 2004 года

28 июля 2004
Юношеский чемпионат Европы 2004 года

22 марта 2004
Командный чемпионат мира по настольному теннису в Катаре

15 марта 2004
Альтернатива - У российского настольного тенниса теперь два журнала

Занимательные картинки

01 июля 2002
Смирнов хочет в Америку - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 3)

27 июня 2002
Три части эпилога - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 2)

26 июня 2002
Полтора часа картинок - Сетевая версия телевизионного репортажа из Рыбинска (ч. 1)

Вторая волна Анатолия Амелина

№1 "Фамилия" - цветное ежемесячное приложение к газете "Московская правда"

А лишний билетик спрашивали уже на выходе из метро “Белорусская”. И торопились занимать места во Дворце спорта “Крылья советов”, как будто это хоккей или футбол.
"Но, быть может, все еще изменится. И с возвращением Амелина, спортсмены, наконец, обратят внимание на зрительские трибуны и тех, ради кого они заполнялись".

Но в шестидесятых так ходили на настольный теннис. И знали наизусть - Амелин, Гомозков, Сархоян. У женщин - Руднова, Гринберг, Балайшите.

С их уходом из большого спорта, в конце семидесятых, была и другая волна зрительского интереса, но уже поменьше.

Ей на смену пришла тишина. Безветрие. Полный штиль.

И только сейчас появляется маленькая “рябь на воде”. Нет, мы не вошли в мировую тройку лидеров, как это уже было в шестидесятых. И в минувшей Олимпиаде наша женская сборная заняла лишь пятое место.

Просто вернулся Амелин. Позвонил в зал и сказал: “Буду играть”.

Наверное, кто-то пожал плечами, но уступил, не стал спорить. Но когда пятидесятилетний Анатолий Амелин за день до нового 1997 года играл почти со всеми сильнейшими игроками России и занял в итоге пятое место - надо было видеть глаза болельщиков. В них снова сверкнул радостный узнаваемый огонек. Ведь он еще может и - как может.

...Герб Советского союза вырезали из картона. Получался маленький кружочек, который потом аккуратно крепили на левую сторону футболки. Быть в сборной по настольному теннису - все равно, что в отряде космонавтов: новые страны и континенты проплывают перед глазами. И впереди так еще много, что не верится - хватит ли на все одной жизни.

Защищать российские цвета приходилась на многих чемпионатах Европы и мира. Именно они принесли Амелину ту самую популярность, о которой сегодня вспоминают с восторгом и ностальгией. Но были турниры и совсем крошечные, как, скажем на Домбае, где в кампании с российскими ватерполистами довелось отдыхать Анатолию Николаевичу. В местной гостинице нашелся игрок предложивший сыграть Амелину “на интерес”. То есть проигравший должен был оплатить в ресторане столик на пятнадцать человек. А поскольку у Амелина не оказалось с собой ракетки, то обыгрывать пришлось обычной записной книжкой.

Говорят, ужин был замечательным. А противник, в сердцах, разломал собственную ракетку. Кстати, Амелин может играть и ботинком. Лишь бы каблук был широким и твердым.

...Но был в турнирной череде Анатолия Николаевича еще один случай или даже событие, от последствий которого зависела не только его судьба, но и судьба российского настольного тенниса, который, возможно, мог потерять своего лидера.

А всему виной - маленькая литовская девочка. Ее звали Лайма Балайшите. В одиннадцать лет она выполнила норму мастера спорта по настольному теннису. А звание ей не присваивали целых три раза, поскольку в СССР еще не было таких талантливых девочек. И это, разумеется, всех смущало. Но когда прецедент все-таки был создан, неизбежно появился и второй вопрос - включение Лаймы в национальную сборную Литвы. А когда это также благополучно решилось, то неизбежным стали выезды на соревнования и та самая первая встреча с мальчиком Толей, который в Москве с “большим” опозданием выполнил норму мастера спорта - в пятнадцать лет (кстати, начав заниматься только в двенадцать).

Это случилось на полуфинале первенства СССР 1961 года в Ленинграде. Они встретились. И, наверное, ничего могло и не произойти, не выиграй Лайма тот полуфинал и не уехай потом в Таллинн, где и стала чемпионкой Союза. Но мальчик Толя свой полуфинал проиграл и вынужден был отправить Лайме открытку со своими поздравлениями.

Можно допустить, что и это первое послание не сыграла бы такой роли в будущем, если бы цепочка событий не раскручивалась извне. Дело в том, что четырнадцатилетней Лайме приходила огромное количество писем от ее поклонников. В конвертах из Китая девочка находила тоненькие шелковые платки, а из Англии, Чехословакии, Италии - добрые пожелание и слова восхищения. По количеству приходящих писем Лайма могла конкурировать с лучшим спортсменом Литвы Модестом Паулацскасом.

Но всего этого Толя Амелин не знал. Он вернулся в Москву и наивно полагал, что его письмо будет единственным.

Он не ошибся. Из всего вороха конвертов Лайма выделила именно его поздравительную открытку и, наверное, именно с этого дня развязка истории стала неумолимо приближаться, поскольку дети, как водится, рано или поздно вырастают.

И, как следствие, возникла дилемма - Лайма едет в Москву или Анатолий остается в Литве?

Сложно сказать, чем бы все обернулась, если бы Анатолий не взял судьбу в свои руки - он выкрал Лайму из гостиничного номера, в чем она была (а была она в простом спортивном костюме) и увез в Москву, где и поженились. Теперь у них две дочери и сын, говорящие по-литовски и по-русски, и две внучки, которые пока говорят только на своем им одним понятным языке. Они еще маленькие.

...А потом Анатолий Николаевич защищал кандидатскую диссертацию. Позади - институт физкультуры, сборная команда СССР, из которой он вынужден был уйти, поскольку шла борьба за омоложение игрового состава (ему было только двадцать четыре, а француз Жан-Жак Секретен восхищал своей игрой и в тридцать шесть лет), позади победы и разочарования большего спорта. Надо было кормить молодую семью и думать о будущем.

Название диссертации было длинным и интригующим: “Анализ техники современной подачи: экспериментальное обоснование и совершенствование”.

Для непосвященного непонятно - как именно можно анализировать то, что и посчитать толком невозможно. Имеются в виду - подачи мяча на сторону противника. Оказывается, их количество укладывается как раз в цифру 1944. А вот что касается самого анализа - по вращению мяча, по траектории и так далее - здесь Амелин, начинает увлеченно доказывать, что все в этом, скажем так, упражнении возможно. И даже стабильно подавать в край (в просторечии - “соплю”) можно вполне научиться, была бы только такая поставлена цель.

Потом этот научный труд расширится и перерастет в детскую познавательную книгу “Азбука настольного тенниса” и с дополнениями будет переиздана. А позже будут написаны учебник “Современный настольный теннис” и около семидесяти журналистских статей, связанных, разумеется, с тем же видом спорта.

И, наконец, придет тот день, когда Анатолий Амелин позвонит в спорткомплекс “Чертаново” и попросит допустить его до тех самых московских соревнований, которые состоялись за один день до нового года, и в которых он занял пятое место.

Он просил его допустить, поскольку за месяц до соревнований поскользнулся почти у самого дома. И потому физически не мог принимать участие в отборе.

Он просил его извинить за ушибленную спину и за доставляемые хлопоты.

Ему разрешили.

Я видел, как он играл. Стоящий рядом со мной телеоператор НТВ оторвался от резинового глазка видоискателя, поставил камеру на автомат, и, затаив дыхание, следил за игрой Мастера, который никогда не сдается.

- Вы не удивляйтесь, но меня тогда даже в спортивную секцию не сразу зачислили, - говорит Анатолий Амелин. - Мы пришли на “Шахтер” вчетвером - троих взяли, а мне не повезло.

- Вы что-то не так сделали?

- Меня попросили подержать мяч, то есть поиграть на столе и не ронять его на пол, а я не понял само слово - “подержать”. Как это - в руке что ли?

Но тогда я жил недалеко от спортзала, в коммуналке на улице Короленко и каждый день бегал к “Шахтеру”. Стоял под окнами. Видел как “мой” набор мальчишек постепенно редеет, редеет...

А потом на меня все-таки обратили внимания. Сказали - ну дайте этому настырному заявление. Пусть заполняет.

И это была целая история - вся моя семья заполняла один листок целый день. Ведь это серьезное решение. Конец пятидесятых - в каждой семье в отношении детей свои планы. А тут - письменное согласие родителей. Это не просто так.

Но я был все равно очень горд, потому что этот листок бумаги я заслужил.

- И потом вы ни разу не пожалели?

- Только один раз - в самом начале. Были первые соревнования и я, конечно, все проиграл. Занял последнее место. Ужасно расстроился, даже плакал дома, потому что это какой-то позор был. И решил больше не ходить.

Но в том заявлении, которое мы все заполняли, был наш домашний адрес. И неожиданно приходит женщина. Говорит родителям, что Толя очень способный и что у него все обязательно получится. Пусть приходит и больше не расстраивается.
"Я видел, как он играл. Стоящий рядом со мной телеоператор НТВ оторвался от резинового глазка видоискателя, поставил камеру на автомат, и, затаив дыхание, следил за игрой Мастера, который никогда не сдается".

Ну, тут уж я не мог устоять. Раз в меня верят, как же я могу не оправдать надежды.

Вместе с ней я вернулся в “Шахтер”, подошли к Валентину Сергеевичу Иванову. Он на меня посмотрел и сказал: “Надо Толя играть”. А ведь это сказал не кто-то, а тот самый Иванов с которого, по сути, и начинался в Союзе настоящий настольный теннис. Он сам был не только игроком, тренером, но и прекрасным организатором. Иванов еще при Сталине режиссировал парад физкультурников на Красной площади.

И мы даже видели правительственную телеграмму от генералиссимуса на имя Иванова за хорошую организацию парада.

- А ведь “Шахтер” называли школой Иванова.

- Совершенно верно. Ведь до его появление в клубе центром настольного тенниса была Прибалтика. А потом стала Москва. И когда я начинал у него заниматься, у нас с ним была только одна беседа. Он сказал: “Толя, ты хочешь стать чемпионом? Все в твоих руках. Я тебя проверять не буду. Я тебе просто хочу помочь. Все что ты должен для себя сделать - ты должен сделать сам”.

Я никогда с ним не играл. Но я всегда знал, что он где-то обязательно рядом. И это мне всегда помогало.

...Анатолий Амелин сегодня действующий спортсмен. Могут возразить - все его последние победы на мировых первенствах из разряда турниров ветеранов. Иными словами - кому за сорок, за пятьдесят и так далее. А игра с действующими российскими сборниками из разряда игры в поддавки. Он же все равно не первый.

Но, мне кажется, не за этим вернулся Амелин. Пусть его обыгрывают первые российские номера, но ведь ему надо, чтобы они и других обыгрывали. Китайцев, японцев, шведов...

Амелин готов держать нижнюю планку, но надо идти выше, гораздо выше, где сборная СССР уже бывала не раз. Надо только немножко вспомнить историю, а вместе с ней и людей, которые ее творили. Ведь они были не одни. За ними миллионы болельщиков. Забывая их восторженные глаза, сегодняшние теннисисты, обрекают себя на забвение в будущем.

Но, быть может, все еще изменится. И с возвращением Амелина, спортсмены, наконец, обратят внимание на зрительские трибуны и тех, ради кого они заполнялись.

А пока - у Амелина очередная задача: надо уговорить Лайму снова заняться настольным теннисом. По серьезному. А то все на внучек ссылается, уклончиво улыбаясь, отмахивается.

Амелин влюблено смотрит на свою жену, которая с ребенком на руках выходит из кухни. И, понизив голос, мне шепчет:

- А все-таки я ее украл. Даже не верится...

Григорий Давыдов.
3-я страница, рубрика “Дела спортивные, дела семейные”
№1 “Фамилия” - цветное ежемесячное
приложение к газете “Московская правда”,
январь 1997 год.
Ссылки по теме

Узнать больше


Российский портал о настольном теннисе - RUSTT.ru
Rambler's Top100
Rambler's Top100